Узнать подробнее
Подробнее
Закрыть
logo
КонтактыХоум-чат

«Когда люди перестают покупать машины, они начинают покупать стиральные машины», – зампредправления ХКФ банка

После почти полугодовой стагнации российский рынок pos-кредитования начинает оживать, однако акценты смещаются в пользу товаров «с малым чеком». О новых тенденциях и планах по преодолению кризисных явлений в интервью агентству «Интерфакс-АФИ» рассказал зампредправления одного из лидеров рынка - Хоум кредит энд финанс банка (ХКФ банка) Александр Антоненко.

– Как сейчас выглядит рынок pos-кредитования, возрождается ли интерес россиян к кредитам? Поменялись ли приоритеты заемщиков?

– Текущий год начался не очень хорошо - с падения pos-кредитования на 50%. Связано это было, во-первых, с тем, что в декабре из-за паники на фоне падения валюты люди сметали все, что было на полках. Потом был период "выжженной земли", когда клиенты "остыли" в покупках. Во-вторых, действительно, все ощущали кризис и опасались: брать кредит или не брать, что делать? Более того, банки сами были в процессе обдумывания сложившейся ситуации, многие вообще приостановили выдачу потребительских кредитов в тот момент. 

Сейчас мы видим, что рынок кредитования восстанавливается. В июне (если сравнивать июнь прошлого года с этим) наблюдалось падение на 25%, а в июле мы уже видим падение всего лишь на 15%. Что касается ХКФ банка, в объемах наша доля на рынке pos-кредитования с 24- 25% в прошлом году поднялась где-то до 30-32%. 

Впереди высокий сезон: сейчас все подготовились к так называемому back to school, когда люди возвращаются из отпусков, готовят детей в школу - в этот момент обычно происходит повышение продаж. Мы подготовили большое количество акций, будет много рекламы. Если говорить о POS-кредитовании, мы уже в июне вышли на объемы прошлого года, а в июле вместе с нашими партнерами увеличили объем где-то на 7% по сравнению с прошлым годом. 

– Какие изменения в продуктовой линейке произойдут с приходом "высокого сезона"? Будут ли изменяться ставки по действующим предложениям?

– Если мы говорим о pos-кредитах, то корректировка условий по ним у нас происходит практически ежедневно. Мы находимся на довольно конкурентном рынке и ориентируемся на конкурентов в отдельных сегментах: то есть у нас отдельная продуктовая линейка для мобильных телефонов, для мебели, для бытовой электроники. Условия мы меняем в зависимости от конкуренции, в зависимости от стоимости фондирования, которая сейчас потихонечку снижается, от рисков, которые пока ведут себя не очень хорошо, от каналов продаж. А что касается кредитов наличными, мы рассматриваем условия с периодичностью раз в две недели и принимаем решение, вносить ли изменения. 

– Чего вы ожидаете по итогам года от рынка в целом? И что будет с кредитным портфелем ХКФ банка к концу года?

– Наши задачи сейчас связаны не с увеличением объемов, а с повышением качества кредитов и оптимизацией затрат. Мы вряд ли будем наращивать кредитный портфель, скорее, мы его стабилизируем. У нас нет амбиций сделать какой-то конкретный объем, завоевать какую-то долю. Закредитованность в стране большая, и мы видим, что у многих клиентов большое количество кредитов уже сейчас, а цели выдать заем любой ценой у нас нет. 

Когда люди перестают покупать машины, они начинают покупать стиральные машины. В любом случае люди себя радуют, ходят по магазинам. Просто спрос немножко сместился: например, год назад многие покупали машины, брали кредит на ремонт, а сейчас спрос сместился обратно в бытовую электронику, мебель, на более дешевые вещи. 

– Кстати, о смещении. Наблюдали ли вы повышение спроса на менее привычные для рынка продукты, например, туристические кредиты?

– Если говорить про pos-кредиты, здесь многое зависит от наших партнеров и сегментов рынка в целом. Например, продавцы бытовой техники и электроники активно используют потребительское кредитование, и у них порядка 20-25% продаж идут через этот инструмент, а у продавцов корпусной мебели, к примеру, доля таких продаж доходит и до 40%. На сегмент туруслуг мы смотрим давно, но проникновение этого продукта раньше было очень маленькое - не больше 5%. Сейчас мы думаем, что, в первую очередь, сами партнеры могут захотеть использовать этот продукт для увеличения своих продаж, ведь россияне стали ездить меньше не потому, что не хотят, а потому что не всегда могут себе это позволить. 

– То есть в перспективе вы планируете это направление развивать?

– Да. Мы будем развивать разные направления. Так, мы давно развиваем кредиты на медицинские услуги, также у нас есть портфели кредитов на обучение - автошколы, английский язык. Их мы продолжим активно увеличивать. У нас есть направления, в которые мы верим, есть направления, к которым мы будем относиться более аккуратно - это касается кредитов "с большими чеками". 

– С 1 июля были введены ограничения полной стоимости кредитов. Повлияло ли это на вашу работу, линейку продуктов?

– Могу сказать, отразилось это не так значительно, как мы ожидали. Получилось, что мы не можем больше выдавать кредиты тем людям, у которых, по нашему мнению, риски не укладываются в ограниченную процентную ставку. Они составляют всего порядка 4% наших потенциальных заемщиков в pos-сегменте. 

– Какие направления кредитования могут в ближайшее время стать для вас драйверами роста?

– Мы знакомимся с клиентами через pos-кредиты, это наш первый продукт. Мы на нем собираемся фокусироваться и в дальнейшем. Более того, он меньше всего пострадал во время кризиса. Нам кажется, что потребительские кредиты и кредиты наличными - это наиболее понятные для людей продукты. Люди их любят и понимают, это подтверждают опросы, которые мы проводили. Более 60% опрошенных нами в начале года клиентов, которые планировали воспользоваться кредитом, предпочитали именно кредит наличными, pos-кредит на втором месте по популярности. 

К кредитным картам мы сейчас относимся более аккуратно. Автокредитами не занимаемся, ипотеки у нас тоже нет. 

– Наблюдали ли вы увеличение роста просрочки по кредитам в последнее время?

– У нас она сейчас снижается, несмотря на то, что портфель тоже снизился. Мы чуть раньше рынка начали задумываться о качестве портфеля, и сейчас показатели улучшаются. 

– А с какого времени началось снижение?

– С четвертого квартала прошлого года. Мы видим, что у нас просрочка снижается, хотя у наших конкурентов она продолжает расти: у нас NPL по итогам третьего квартала 2014 года составил 16,8%, по итогам 2014 года - 15,6%, по итогам первого квартала 2015 года - 15,1%. 

– Вы в текущем году запустили проект "Такси-кредит". Как он себя показал в первые месяцы работы?

– Для нас это освоение голубого океана. Страна у нас очень большая: большие территории, огромное количество точек. Работая в сегменте POS, мы видим себя больше дистрибьюторской компанией, чем банком. Мы считаем нашей основной задачей предложить кредит в любой точке, куда приходят наши потенциальные клиенты. Мы в дистрибуции долго росли и увеличились до 100 тыс. точек. И тогда мы поняли, что дальше расти просто невозможно - это очень дорого посадить нашего сотрудника в каждом магазине. И мы решили использовать бизнес-модель современной службы такси: когда люди хотят, чтобы им оказали услугу, они берут смартфон и просто нажимают кнопку - "я здесь, и я хочу такси". У нас это уже раньше работало: человек мог попросить, чтобы к нему пришли, но мы не контролировали, совершилась ли эта поездка, какого качества услуги оказаны. Вот с помощью этого проекта мы хотим обеспечить дальнейший рост охвата. Во-первых, мы думаем, что в стране, по разным оценкам, больше 300 тыс. точек, которые могут продавать товары в кредит, их мы можем охватить с помощью "Такси-кредит". Во-вторых, этот процесс можно распространить на выдачу кредитов наличными и кредитных карт, сократив затраты на офисы и микроофисы. 

– А вы рассматривали возможность работы по агентской схеме, как, например, у многих крупных МФО?

– Мы рассматривали такую схему, но для нас очень важно вот что: невозврат кредитов это часто вина не только самого заемщика, но и сотрудника либо агента. Мы считаем, что рисками на стороне продавца надо управлять и, в первую очередь, мы будем использовать людей, которые проверены уже, с которыми давно сотрудничаем. Что касается агентов, они у нас тоже есть: с нами работает порядка 40 тыс. частных лиц и сотрудников других торговых организаций, которые продают наши pos-кредиты, а также 5-6 тысяч специалистов в штате. Наладить полноценную агентскую схему работы - это, наверное, вопрос будущего. Сколько в итоге нам будет нужно агентов, для того чтобы создать сеть дистрибуции необходимого нам размера, - 5 тыс. либо 45 тыс., мы решим в процессе, и сможем очень быстро нарастить их число. 

– Какова сейчас доля продаж кредитов с помощью такой схемы в общем кредитном портфеле? И какова она может быть к концу года?

– Сейчас около 10%. Мы отдельно выделили проект "Дистанционное банковское обслуживание", куда мы включили "Такси-кредит", продажи через интернет-банк, через мобильный банк, кредитный кабинет. К концу года мы хотим, чтобы порядка 20% кредитов наличными продавалось не через офисы. 

– Какие-то новые проекты вы сейчас готовите?

– Мы сейчас активно предлагаем людям кредитный кабинет, позволяющий отслеживать всю информацию по займу (даты платежей, суммы, приход средств и другое). И мы сейчас в этом направлении активно работаем. Через некоторое время у нас появится такое же мобильное предложение. 

– Насколько это перспективно для клиентов из регионов?

– Порядка 45% наших клиентов уже имеют смартфоны. Для тех, кто имеет кнопочные телефоны, останутся классические способы общения. 

– То есть вы не намерены в ближайшее время сокращать физическое присутствие?

– У нас уже завершается процесс оптимизации, и сохранится то количество офисов, которое нам необходимо для того, чтобы дальше обслуживать существующих клиентов, давать им консультации и привлекать депозиты. 

– На сколько сократилось ваше физическое присутствие?

– С начала года число офисов изменилось с 737 до 460. Дальнейшая оптимизация будет зависеть от ситуации на рынке. 

– Многие участники банковского рынка сходятся во мнении, что мы еще не прошли «дно» кризиса. Как вы думаете, когда потребители с кредитов на стиральные машины вернутся к кредитам на автомобили?

– Стиральные машины в любом случае будут и дальше покупать. Прогнозы разные, тяжело сейчас угадать. Два года - это то, что мы для себя закладываем, и в этот период облегчения не ожидаем. 

– Вы закладываете в свои стресс-тесты возможность еще большего ухудшения ситуации на рынке?

– У нас уже есть сценарий на этот случай. Поэтому и развивается ДБО (дистанционное банковское обслуживание - ИФ), поэтому есть оптимальное число банковских отделений. Поэтому все проекты сейчас предполагают более качественную работу с текущим портфелем.

http://www.finmarket.ru/interview/?id=4090344